Мои статьи и публикации

Работа горя

К сожалению, горе - неизбежная часть жизни. Мы все в определенный момент нашей жизни теряем кого-то, кого любим и эта потеря часто может ударить по нам сильнее, чем мы ожидаем.

Хотя обычно мы воспринимаем идею горя, как реакцию на смерть любимого человека, это определение гораздо шире. Горе - это реакция на любую форму потери. Это то, что можно испытать в самых разных ситуациях, включая смерть любимого человека или домашнего животного, выкидыш, расторжение брака, расставание с возлюбленным, уход с работы или любая другая значительная утрата.

В справочнике "Психоаналитических терминов и концепций" (1991) Американской психоаналитической ассоциации можно найти нижеописанную психоаналитическую модель горя. Она максимально близка к первоначально сформулированных Фрейдом положениях в отношении горевания.

Горе – это психический процесс, посредством которого восстанавливается психическое равновесие человека после потери значимого объекта любви. Это нормальный процесс к любой значительной потере. Преобладающее настроение горя болезненное и обычно сопровождается потерей интереса к внешнему миру, озабоченностью воспоминаниями о потерянном объекте и снижением способности делать новые эмоциональные вложения. Несложное горе не является патологическим и не требует лечения. Со временем человек приспосабливается к утрате и возобновляет свою способность получать удовольствие от отношений.
Хотя проверка реальности сохраняется и подтверждает, что любимый объект больше не существует, во внутреннем процессе оплакивания пострадавший изначально не может избавиться от привязанности к потерянному объекту. Вместо этого скорбящий отворачивается от реальности через отрицание и цепляется за мысленное представление о потерянном объекте. Таким образом, потеря объекта превращается в утрату эго. Через стадии процесса горевания эта потеря эго постепенно исцеляется и восстанавливается психическое равновесие.
Работа горя включает три последовательных, взаимосвязанных этапа, успех каждого из них влияет на следующий:
1) понимание, принятие и преодоление потери и ее обстоятельств;
2) собственно горе, которое включает снятие привязанности и идентификации с потерянным объектом (декатексис);
и 3) возобновление эмоциональной жизни в соответствии с уровнем зрелости, что часто предполагает установление новых отношений (рекатексис).


Как проходит работа горя?

Прохождение процесса горевания индивидуально для каждого человека. Вы, наверное, замечали, что кто-то реагирует на потерю уходом в себя, кто-то пускается во все тяжкие, а кто-то годами не может выйти из тяжелого состояния и фиксируется на утрате. В последнем случае мы можем говорить о патологии или невозможности проделать работу горя и о том, что вместо работы горя запущена работа меланхолии. В данном случае работа горя не сможет быть проведена без помощи специалиста.

Хелен Дойч в 1937 году написала статью "Отсутствие горя", в которой указала, что отсутствие выражения аффекта горя указывает или предсказывает психопатологическую скорбь:

«Всякое неразрешенное горе получает выражение в той или иной форме процесс оплакивания, как реакция на реальную потерю любимого человека, должен быть доведен до завершения. Пока сохраняется ранняя либидинальная или агрессивная привязанность, болезненный аффект продолжает процветать и наоборот, привязанности остаются неразрешенными до тех пор, пока не завершается аффективный процесс оплакивания».

Здоровый процесс горевания с точки зрения психоанализа представляет собой внутрипсихический процесс, главной функцией которого является постепенное освобождение жизненной энергии (либидо) от связи с утраченным объектом. Именно благодаря этому болезненному процессу восстанавливается психологическое равновесие и возобновляется мотивация к любви. С успешным завершением работы горя связь с утраченным объектом прекращается и нормальная жизнедеятельность восстанавливается.


Что необходимо для работы горя?

Способность проделывать работу горя связана с историей нашего развития. С самого рождения мы развиваемся, расставаясь. Младенец отказывается от материнской груди, чтобы пить из чашки; он утрачивает ту безопасность, когда носят на руках для того, чтобы начать ходить. Если эти перемены происходят в надежном и поддерживающем окружении, то ребенок будет успешен в своем развитии и у него большие шансы обрести здоровую психологическую модель горевания к моменту его взросления.
Здоровые расставания опираются друг на друга, воспоминание о них – как подъем по лестнице. Когда лестница установлена прочно, мы уверены в опоре и готовы сделать следующий шаг и достигнуть новых высот. Если лестница шатается или мы вынуждены подниматься слишком быстро, каждый шаг вселяет страх и мы не может усвоить этот опыт взросления.

При отсутствии в прошлом опыта здоровых расставаний работа горя происходит медленнее. Прежде чем смириться с новой потерей, мы неизбежно откатываемся к непережитым утратам в прошлом, где мы постоянно сталкиваемся с одиночеством и болью. Это лишает нас сил двигаться вперед.

Понемногу требования настоящей жизни начинают заявлять о себе. Мы хотим освободиться от утраты и двигаться дальше. Однако часть нашего существа все еще охвачена горем, еще не готова освободиться. Желание закончить горевание и лишь изредка вспоминать об утраченном человеке может ощущаться как предательство.

Такой эмоциональный стресс создает предпосылки для появления различных физических жалоб и болезней. Люди, испытавшие серьезную потерю (от смерти близкого человека до утраты своего жилища или всех накоплений), в течение длительного периода времени после потери могут больше курить, нередко приобретают зависимость от алкоголя, лекарственных и наркотических веществ, чаще сообщают об испытываемых ими болях, по сравнению с теми, кто не перенес тяжелой утраты.

В своей книге «Вдова» Линн Кейн описывает, как она носила черный домашний халат своего мужа по прошествии нескольких месяцев после его смерти от рака:

«Я приходила с работы домой и каждый вечер надевала этот старый халат. Затем настало время, когда я стала надевать его по пятницам и слонялась в нем по дому все выходные. Прошли месяцы, прежде чем я поняла, что меня связывает что-то особое с этим халатом – и выкинула его… Я чувствовала вину. Я знала, что это был просто изношенный старый халат, но эмоционально это был Мартин, все еще обнимавший меня, все еще создававший мне комфорт. Выкинув халат, я почувствовала, что совершила маленькое убийство и буду наказана».


Когда заканчивается работа горя?

Самый правдивый ответ состоит в том, что мы никогда добровольно не отпускаем от себя кого-то или что-то, чем мы дорожим. Поскольку бессознательное не имеет временных границ, то, сделав однажды эмоциональный вклад в человека или вещь, мы продолжаем хранить их психического двойника в уголках нашей памяти.

Даже если мы полностью отгоревали потерю, печаль может возвращаться в годовщины смерти или события утраты. Эти годовщины могут быть связаны с какими-то важными обстоятельствами или временем дня, недели или года, которое воскрешает в памяти прошлые взаимоотношения или их окончание.

Именно из-за таких возвращений мы можем говорить только о фактическом окончании горя. Это тот момент, когда мы перестаем снова и снова возвращаться мыслями к утрате, переоценивать происшедшее и эмоционально реагировать на горестные мысли. При здоровом горевании это обычно происходит, когда нам удается в течение года или двух не испытывать чрезмерной боли по поводу утраты во время радостных событий и праздников.