Мои статьи и публикации

Теория привязанности: из детства во взрослые отношения

Какая связь существует между тем, какие отношения складывались у нас в детстве с родителями и тем, какие отношения уже во взрослом возрасте мы выстраиваем со своими любовными партнерами?

Исследование привязанности взрослых людей основывается на научной теории, что та же мотивационная система, которая порождает тесную эмоциональную связь между родителями и их детьми, ответственна за связь, которая развивается между взрослыми в эмоционально близких отношениях. Давайте рассмотрим краткий обзор истории исследований привязанности детей и взрослых, основные идеи и некоторые интересные результаты исследований по теме привязанности.

Теория привязанности Боулби

Большая часть знаний, которыми мы располагаем по вопросу привязанности, исходит из концепции, разработанной в 1950-х годах под названием Теория привязанности. Эта теория была впервые описана  Джоном Боулби (1907-1990), британским психоаналитиком, который пытался понять сильные страдания, испытываемые младенцами, которые были разлучены с родителями. Боулби заметил, что разлученные с родителями младенцы идут на крайние меры (например, плачут, цепляются, отчаянно ищут), чтобы предотвратить разлуку с родителями или восстановить близость с отсутствующим родителем - такое поведение является общим для широкого спектра видов млекопитающих и является необходимым для эволюционного выживания.

Опираясь на этологическую теорию (которая изучает инстинкты у животных и человека), Боулби выявил, что формы привязанности, такие как плач и поиск родителя, являются адаптивными реакциями на отделение ребенка от основной фигуры привязанности - того, кто обеспечивает поддержку, защиту и заботу. Поскольку человеческие младенцы, как и другие млекопитающие, не могут прокормить или защитить себя, они зависят от заботы и защиты взрослых. Боулби утверждал, что на протяжении эволюционной истории младенцы, которые были способны поддерживать близость к фигуре привязанности с помощью поведения привязанности, имели больше шансов дожить до репродуктивного возраста. Таким образом поведенческая система привязанности была постепенно "сконструирована" естественным отбором.

Система привязанности, по существу, как бы задает вопрос: находится ли фигура привязанности поблизости, доступна ли она и внимательна? Если ребенок может ответить на этот вопрос "да", он чувствует себя любимым, защищенным, уверенным и будет исследовать окружающее пространство, играть с другими и быть общительным. Если, однако, ребенок отвечает на этот вопрос "нет", он испытывает тревогу и проявляет такое поведение привязанности, которое может варьироваться от постоянных попыток зрительно найти фигуру привязанности до активного следования за родительской фигурой и плача. Такое поведение продолжается до тех пор, пока ребенок не сможет восстановить желаемый уровень физической или психологической близости с фигурой привязанности или до тех пор, пока ребенок совсем не отчаивается, как это может произойти в случае длительной разлуки или потери. В таких случаях маленькие дети испытывают глубокое отчаяние и депрессию.

Индивидуальные различия в паттернах привязанности младенцев

Существуют индивидуальные различия в том, как дети оценивают доступность фигуры привязанности и как они регулируют свое поведение привязанности в ответ на угрозу потери. В продолжение исследований Боулби его коллега Мэри Эйнсворт (1913-1999) начала систематически изучать разлуки между родителями и младенцами. Эйнсворт и ее ученики разработали методику под названием "странная ситуация" - лабораторную парадигму для изучения привязанности ребенка к родителям. В этой “странной ситуации” 12-месячных младенцев и их родителей приводят в лабораторию и систематически отделяют друг от друга и затем воссоединяют. В этой ситуации большинство детей (около 60%) ведут себя так, как предполагает "нормативная" теория Боулби. Они расстраиваются, когда родитель выходит из комнаты, но когда он или она возвращается, они активно ищут родителя и легко утешаются, когда находят его. У детей, которые демонстрируют такую модель поведения, надежный тип привязанности. Другие дети (около 20% или меньше) поначалу чувствуют себя не в своей тарелке, а после разлуки становятся крайне расстроенными. Важно отметить, что воссоединившись со своими родителями, эти дети испытывают трудности с тем, чтобы успокоиться и часто демонстрируют противоречивое поведение, которое предполагает, что они хотят, чтобы их утешали, но также хотят "наказать" родителя за то, что он ушел. У таких детей тип привязанности называют тревожным. Третий тип привязанности, описанный Эйнсворт и ее коллегами, называется избегающим. Избегающие дети (около 20%) не кажутся слишком расстроенными разлукой и по воссоединении активно избегают контакта со своим родителем, иногда обращая свое внимание на игрушки на полу лаборатории.

Все эти индивидуальные различия коррелируют с детско-родительскими отношениями в семье в течение первого года жизни. Например, дети, которые проявляют надежный тип привязанности в странной ситуации, как правило, имеют родителей, которые с соучастием реагируют на их потребности. Дети, которые кажутся неуверенными в себе в странной ситуации (например, тревожные или избегающие), часто имеют родителей, которые нечувствительны к их потребностям, непоследовательны или отказывают детям в заботе, которая им необходима.

Взрослые любовные отношения

Хотя Боулби был в первую очередь сосредоточен на понимании природы отношений между ребенком и родителями, он считал, что привязанность характеризует человеческий опыт от "колыбели до могилы". Однако только в середине 1980-х годов исследователи начали всерьез рассматривать возможность того, что процессы привязанности могут проявляться и в зрелом возрасте. Хазан и Шейвер (1987) были одними из первых исследователей, исследовавших идеи Боулби в контексте любовных и супружеских отношений. Согласно Хазан и Шейвер, эмоциональная связь, возникающая между взрослыми людьми, находящимися в любовных отноешниях, отчасти является функцией той же поведенческой системы привязанности, которая порождает эмоциональную связь между младенцами и их родителями. Хазан и Шейвер отметили, что отношения между младенцами и родителями и отношения между взрослыми любовными партнерами имеют следующие общие черты:

  • оба чувствуют себя в безопасности, когда другой рядом и отзывчив
  • оба вступают в близкий телесный контакт
  • оба чувствуют себя неуверенно, когда другой недоступен
  • оба делятся открытиями друг с другом
  • оба активно реагируют на выражение лица друг друга и проявляют взаимное восхищение и озабоченность друг другом
  • оба “сюскаются” друг с другом (называют друг друга “малыш”, “зайка” и другими “детскими” эпитетами.

Теория привязанности взрослых

Если любовные отношения взрослых - это отношения привязанности, то мы можем наблюдать индивидуальные различия в отношениях в зависимости от типа привязанности обоих партнеров. Мы можем ожидать, например, что некоторые взрослые будут чувствовать себя надежно в своих отношениях - чувствовать уверенность в том, что их партнеры будут рядом с ними, когда это необходимо и будут готовы в случае необходимости положиться на других и оказать помощь другим, когда это потребуется. Мы также знаем, что другие взрослые, напротив, будут не уверены в своих отношениях. Например, тревожные взрослые беспокоятся, что другие могут не любить их полностью такими, какие они есть и легко разочаровываются или злятся, когда их потребности в привязанности остаются неудовлетворенными. Другие могут быть избегающими: они могут казаться не слишком заботящимися о близких отношениях и могут предпочесть не вступать в слишком близкие отношения, чтобы не быть зависимыми от других людей.

Уверенность взрослого человека в своих отношениях с партнером во многом может быть отражением его или ее опыта ранних отношений с родителями. Боулби полагал, что ментальные представления или рабочие модели (ожидания, убеждения, "правила" или "сценарии"), которых придерживается ребенок, являются отражением его опыта того, как о нем заботились. Например, уверенный в себе ребенок склонен верить, что другие будут рядом с ним, потому что предыдущий опыт привел его к такому выводу. Как только у ребенка развиваются такие ожидания, он начинает стремиться к поиску опыта взаимоотношений, соответствующего этим ожиданиям и воспринимать других так, чтобы они отвечали этим убеждениям. Этот процесс должен способствовать непрерывности типов привязанности на протяжении всей жизни, хотя вполне возможно, что тип привязанности человека изменится, если его переживания при нахождении в отношениях будут несовместимы с его ожиданиями. 

Наблюдаем ли мы у взрослых те же типы привязанностей, что и у детей?

Самые ранние исследования привязанности взрослых включали изучение связи между индивидуальными различиями в привязанности взрослых и тем, как люди думают о своих отношениях и своих воспоминаниях о том, каковы были их отношения с родителями. Хазан и Шейвер (1987) разработали простой опросник для измерения этих индивидуальных различий. (Эти индивидуальные различия часто называются стилями привязанности, типами привязанности, паттернами привязанности и т.п.). Хазан и Шейвер попросили испытуемых прочитать три абзаца, перечисленные ниже, и указать, какой абзац лучше всего характеризует то, как они думают, чувствуют и ведут себя в близких отношениях:

1. Я испытываю некоторую неловкость, находясь рядом с другими; мне трудно полностью доверять им, трудно позволить себе зависеть от них. Я нервничаю, когда кто-то хочет слишком высокой степени близости и часто другие хотят большей близости, чем для меня комфортно.

2. Я чувствую, что мне относительно легко сблизиться с другими и комфортно полагаться на них и чувствовать, что они рассчитывают на меня. Я не беспокоюсь о том, что меня могут бросить или кто-то хочет быть очень близок со мной.

3. Я чувствую, что другие не хотят той степени близости со мной, как мне хотелось бы. Я часто переживаю, что мой партнер на самом деле не любит меня или не захочет остаться со мной. Я хочу быть очень близок со своим партнером и это иногда отпугивает людей.

Основываясь на этом трехкатегориальном измерении, Хазан и Шейвер обнаружили, что распределение категорий было похоже на то, что наблюдалось в младенчестве. Другими словами, около 60% взрослых классифицировали себя как надежных (пункт 2), около 20% описали себя как избегающих (пункт 1) и около 20% описали себя как тревожных (пункт 3).

Выбор партнера

Надежный тип привязанности в младенчестве повсеместно считается наиболее желательным паттерном для матерей. По очевидным причинам нет подобного исследования, в котором детей спрашивали бы, предпочитают ли они иметь фигуру привязанности, которая бы наилучшим способом обеспечивала заботу и безопасность. Взрослые, стремящиеся к долгосрочным отношениям, называют такие качества, как внимательность, теплота и чувствительность, как наиболее привлекательные в потенциальных партнерах для построения любовных отношений. Однако, несмотря на привлекательность надежных качеств, не все взрослые люди находятся в паре с надежными партнерами. Некоторые данные свидетельствуют о том, что люди в конечном итоге вступают в отношения с партнерами, которые подтверждают их существующие представления об отношениях привязанности, то есть повторяют усвоенные в раннем детстве установки.

Дальнейшие исследования и прогнозы

В последующие годы исследователи добавили к списку четвертый стиль привязанности: дезорганизованный стиль привязанности, который относится к детям, у которых нет предсказуемого паттерна поведения привязанности. Этот вопрос еще нуждается в дополнительных исследованиях, поэтому мы не будем на нем останавливаться.

Что касатеся прогнозов и особенностей жизни у людей с тревожно-избегающим типами привязанности, важно понимать, что типы привязанности - это параметры, которые различаются по степени, а не по виду. То есть кто-то из нас более тревожный, кто-то более избегающий, а кто-то имеет более надежный тип привязанности, но это не взаимоисключающий спектр: можно в целом демонстрировать надежный тип привязанности, но под воздействием сильного стресса “провалиться” в избегающее поведение. Или можно быть достаточно тревожным человеком и демонстрировать тревожный тип привязанности, но при благоприятных обстоятельствах и создании пары с надежным партнером, степень тревожности может постепенно немного уменьшиться, особенно на фоне долгосрочной психотерапии.

Способ "работы" взрослых отношений похож на способ работы отношений между ребенком и родителем. Другими словами, те же самые факторы, которые облегчают исследование окружающего мира и развитие творческого потенциала у детей (т.е. наличие отзывчивого родителя), должны облегчать исследование у взрослых (т.е. наличие отзывчивого партнера). С надежным партнером рядом вам будет легче реализовывать себя в жизни.